Валентина Николаевна Рязанова – «Заслуженный работник культуры России», руководитель студии пластического движения «Айседора»

Творческий путь

ENG
С самого детства, едва услышав музыку, всегда танцевала, и родители, решив, что у меня способности к танцу, отдали меня в балетную студию рядом с нашим детским садом. Во время тихого часа, когда все дети ложились спать, я уходила в студию заниматься. Руководила студией Екатерина Степановна Рагочий, бывшая балерина Большого театра. Она учила очень строго, нам доставалось палкой по спине, чтобы спину держали, по коленкам, чтобы коленки втягивали. Вернувшись в детский сад после тихого часа, я выстраивала детей около стульев и преподавала им классический танец – тоже била по спине, коленкам. Их родители рассказывали, что, придя домой, дети учатся держать спину прямо, вытягивать выворотно ногу, боясь, что когда они вернутся в детский сад, то Валя Рязанова их будет ругать за то, что неправильно делают. Так рано я начала заниматься преподавательской деятельностью.
Когда я пошла в школу (там я училась с 1 по 7 класс), я тоже там вела танцевальный кружок в нашем классе. В это время не было ни мобильных телефонов, ни магнитофонов, занимались мы под «ля-ля-ля». Только в дни утренников приглашали баянистку. Мы поднимались на сцену, и она спрашивала – что нам играть. Я напевала мелодию, она играла, и мы танцевали. Сейчас даже трудно представить, как это могло быть – ведь мы ни разу не репетировали с концертмейстером, но выходили и выступали. Уже в то время мне очень нравился сборник карельских танцев, по которому я разобрала один танец, поставила его, и мы сшили из марли юбочки и платочки, покрасили и с детьми выступали на фестивале, в котором участвовали школьники из разных школ.
В Доме пионеров г. Кунцево я занималась народным танцем у Любови Сафроновны Покровской. Она также познакомила нас с методом музыкального движения, которым занималась в семинарах в Московском Областном Доме Художественного Воспитания детей. В подростковом возрасте ходила в клуб при ткацко-отделочной фабрике, где вел занятия Николай Алексеевич Солодов, ученик известного хореографа Павла Вирского, который руководит ансамблем украинского танца в Киеве. И когда я там занималась, то танцевала много русских и украинских танцев. Но мне всегда чего-то не хватало, и я возвращалась к Любови Сафроновне Покровской и сидела на репетициях. Однажды она сказала: «Я понимаю, чего тебе не хватает. Ты очень музыкальная, и я дам тебе телефон, тебе это подойдет».
Так я попала в студию музыкального движения к Эмме Фиш. С 1964 года студия стала называться «Смотрите: музыка!». Через месяц после занятий Эмма Михайловна рассказала, что было такое время в стране, когда метод не признавался, но и сейчас наступает такое же, в студию постоянно приходят какие-то комиссии, разбираются, стоит вопрос о закрытии. Но мне там очень понравилось, я нашла себя и почувствовала, что это мое. Мне было тогда 17 лет. Помню, возвращаясь с репетиции, я сказала себе: «Это будет целью моей жизни – сохранять метод, продолжать его и идти дальше вперед».Я пришла заниматься в студию в 1961 году, и она работала до 1983 года. Постепенно оттепель сошла на нет, опять в литературе и культуре мог существовать только метод социалистического реализма, когда есть положительный герой, работающий на благо Родины. В живописи - это рабочие с гайками и болтами, колхозники. В области танца речь зашла о том, что должны существовать только классический балет, художественная гимнастика и народный танец, поэтому студия музыкального движения официально перестала существовать. Но только официально. Последователи этого метода работали, где найдут место – в подвалах, в помещениях детских садов, школ, ВУЗов – я и сама так же занималась. Но сейчас опять наступил прекрасный период свободы искусств. В стране множество театров, хореографический студий самых разных направлений.


Афины, Акрополь, 2000 год
Образование
Танцам я училась в самодеятельности, после 7 класса поступила в Радио-механический техникум и окончила его – это было решение моих родителей. Хоть они и отдали меня в детстве в балетную студию, но все время папа мне говорил, что это несерьезно и это не может быть профессией, обращаясь к басне Крылова про стрекозу. Второе мое образование – МГУ им. Ломоносова, исторический факультет. На последних курсах я специализировалась на кафедре этнографии. Эта наука изучает культуру и быт различных народов. Я пошла на исторический факультет, так как история была на втором месте из моих интересов после хореографии. Во время учебы в техникуме, и в университете я занималась в студии музыкального движения. Хореографическое образование уже получила в 40 лет, окончив Высшие балетмейстерские курсы при ГИТИСе, а дипломную работу защищала о своем коллективе «Ритмы дружбы».

Защита дипломной работы на Высших балетмейстерских курсах при ГИТИСе, 1985 год

РУДН
В РУДН я поступила на работу в 1971 году, на последнем курсе исторического факультета. На работу меня принимал проректор Голубев Леонид Евгеньевич, сам тоже историк. Он сказал, что у нас в университете много разных народов, и нужно изучать их традиции и культуру. И я стала создавать интернациональный коллектив народного танца, у которого в репертуаре были танцы разных стран. Я работаю в РУДН 50 лет. Организовала и создала ансамбль народного танца «Ритмы дружбы». 20 лет назад в нашем Интерклубе я создала студию пластического танца «Айседора». Название выбрала такое, чтобы было понятно, с каким направлением связан наш танец. Занимаемся по методу музыкального движения.
Фестиваль народного танца, «Молдавский танец», Молдавия, Кишенев, 1973 год

Ансамбль «Ритмы дружбы», 1975 год





Всемирный фестиваль молодежи и студентов Москвы, 1985 год
Made on
Tilda